Внешняя торговля РОссии: время перемен.






в «благополучном» состоянии внешней торговли уже в 1995г. впервые наметились настораживающие тенденции, что проявилось в снижающихся объемах ее роста, прежде всего экспорта. Причины этого разнообразны, однако основным фактором, действие которого приобретает долгосрочный характер, является исчерпание в России экстенсивных факторов роста экспорта основных сырьевых товаров, поддерживающего стабильность развития многих отраслей промышленности.




Это дает возможность западным странам под различными предлогами создавать препятствия на пути российского экспорта, причем даже в отношении сырьевых товаров, это затрагивает интересы производителей на их собственных рынках. Что касается экспорта высокотехнологичной продукции и услуг, то на Россию оказывается давление даже в случае ее попыток выйти на рынки развивающихся стран.
Можно привести следующие примеры ущемления интересов российских экспортеров:
а) применение антидемпинговых мер на основе дискриминационных положений национального законодательства, позволяющих игнорировать конкурентные преимущества России (против российских товаров действует свыше 20 таких мер: в США они распространяются на поставки урана, ферросилиция, карбамида; в странах ЕС – хлоркалия, чугуна, изобутанола, карбида кремния и др.);
б) затрудненный доступ на рынки для товаров и услуг высокой технологии, где Россия имеет очевидные конкурентные преимущества (космические запуски коммерческих грузов российскими носителями, ядерные технологии);
в) ограничения доступа России к передовым технологиям на основе национальных списков товаров «двойного назначения»;
г) использование стандартов и технических барьеров, процедур испытаний и сертификации, которые усложняют, а в ряде случаев делают невозможным экспорт российской продукции (гражданская авиатехника, пушнина – в странах ЕС).
Противоречивые итоги развития внешнеторговых связей на первом этапе реформ во многом стали результатом поспешной и, главное, непродуманно осуществленной либерализации сферы ВЭД, которая именно в таком виде внесла элемент хаотичности в реализацию экономического курса страны в целом. В организационном плане правительство, вместо того чтобы с самого начала взять курс на создание и отладку целостной системы регулирования ВЭД, которая соответствовала бы требованиям рыночной экономики и одновременно учитывала бы конкретные российские условия, создавало эту систему по блокам, сосредоточившись на решении отдельных, возникавших в ходе экономической реформы проблем.
Приоритет внешнеориентированных стратегий, в пользу которых высказываются многие российские экономисты, не оправдан. Но не правы и те, кто слишком опасается внешней зависимости. И те, и другие переоценивают скорее универсальность стратегий, привер-женцами которых они являются. Выбор стратегии определяется как внешними, так и внутренними факторами. Как известно, лучше не та стратегия, которая обещает большой эффект, а та, которую можно реализовать. Последнее в значительной мере зависит от того, насколько данная политика разделяется теми, кто будет ее проводить в жизнь, то есть от внутренних факторов.
Наиболее сложная ситуация сложилась в области регулирования импорта. На начальном этапе реформ, после введения внутренней конвертируемости рубля, в течение некоторого времени какие-либо барьеры на пути импорта в Россию (пожалуй, за исключением заниженного с точки зрения паритетной покупательской способности курса рубля) практически отсутствовали. Именно в этот момент необходимо было подумать о создании отвечающей международным нормам и адекватной кризисному периоду системы защиты внутреннего рынка. Однако таких шагов предпринято не было, и ситуация складывалась иначе.
Вплоть до начала 1994г. продолжалась практика бюджетного субсидирования импортных закупок ряда важнейших товаров. О масштабах этих субсидий, которые были мощным механизмом стимулирования импорта, говорит тот факт, что в 1993г., последнем году существования составил эквивалент в 17,5% от ВВП.
Система таможенного обложения начала функционировать практически лишь с середины 1992г. Что касается внутреннего налогообложения, то в отношении импортных операций оно сохраняло элементы льготности вплоть до мая 1995г. Ко всему этому необходимо добавить отмененную лишь в первой половине 1995г. широкую систему индивидуальных льгот, освобождавшую значительное число участников ВЭД от уплаты ввозных пошлин, НДС и акцизов, а также продолжающуюся по сей день практику не подлежащего никакому налоговому обложению ввоза огромного количества товаров в рамках так называемой неорганизованной торговли, оцениваемой во многие миллиарды долларов.
Таким образом, уже с самого начала реформ российская экономика носила необоснованно открытый характер. Для получения более полной картины необходимо учитывать также фактор валютного курса. Однако его роль строго ограничена во времени, и, кроме того (и это наиболее существенно), сам по себе он не может стать основой современной системы защиты внутреннего рынка.
Так, в самые первые годы реформ заниженный курс рубля действительно являлся довольно серьезным барьером на пути расширения импорта в Россию (хотя в условиях разлада хозяйственных связей это не эквивалентно защите внутреннего производства). По оценке МБРР, в 1992г. рыночный курс рубля был занижен по отношению к его покупательской способности в 7 раз. Даже широкомасштабное субсидирование импорта в 1992-1993гг. не могло полностью компенсировать эту разницу. В то же время уже к 1994г. это превышение снизилось с 600 до 100%, а к концу 1995г. рыночный курс рубля стал приближаться к паритетному, из чего следует, что фактор заниженного курса рубля как существенного барьера на пути импорта во многом потерял свое значение.





В этой связи необходимо отметить, что политика в области либерализации экспорта носила в целом более системный и продуманный характер, чем в области импорта.
Здесь было больше постепенности и этапности, хотя все же государство слишком быстро и легко рассталось с целым рядом своих прерогатив, связанных с необходимостью реализации долговременных интересов, в том числе и с точки зрения обеспечения национальной экономической безопасности. В то же время, если говорить об окончательной отмене в будущем экспортных пошлин и замене их внутренними налогами (это касается прежде всего топливно-энергетических товаров), то в принципе это должно заметно оздоровить общеэкономическую ситуацию. Ведь с одной стороны, это позволит аккумулировать больше средств, которые должны быть использованы для инвестирования в производство, непосредственно у производителей, а с другой стороны, заставит потребителей энергетических ресурсов принять меры к энергосбережению и в целом поставит их перед необходимостью предпринять все возможные усилия для снижения издержек производства.
В целом же процесс либерализации российского внешнеторгового регулирования шел практически по нарастающей с самого начала реформ. Представившимися возможностями (в том числе и сохранением в течение первых двух лет реформ бюджетного субсидирования импортных поставок) сумели воспользоваться прежде всего компании из промышленно развитых стран, которые, заняв в 1992-1993гг. «нишу» бывших союзных республик и стран Центральной и Восточной Европы, оказавшихся в этот момент неконкурентоспособными на российском рынке, в дальнейшем приступили к планомерному освоению этого рынка, прибегая иногда и к методам недобросовестной конкуренции.
Со своей стороны, Правительство России со значительным опозданием стало предпринимать целенаправленные действия для создания адекватного мировым нормам механизма защиты интересов российских производителей как внутри страны, так и за рубежом, предотвращения «утечки» из страны средств, а также недопущения недобросовестной конкуренции, хотя попытки предотвратить либерализацию с непредсказуемыми последствиями предпринимались с самого начала реформ. Логическим завершением этих усилий является принятия закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», которой среди прочих положений законодательно закрепляет возможность применения тарифных мер по защите внутреннего рынка, введения запретов и ограничений экспорта и/или импорта исходя из национальных интересов, применения ответных мер, а также государственной монополии на экспорт и/или импорт отдельных товаров.



Главной целью развития ВЭС является равноправная интеграция России в систему международных экономических отношений, с тем чтобы использовать в интересах страны преимущества международного разделения труда. Нынешняя модель взаимодействия России с мировым рынком не соответствует ни ее потенциальным возможностям, ни долговременным экономическим интересам.






Для преодоления указанных недостатков в конце 1995г. было принято решение ввести единую систему обязательной экспертной оценки количества, качества и цены экспортируемых товаров. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 21 марта 1996г. № 298 эта система сохраняется, но она, во-первых, не будет носить обязательного характера, а, во-вторых, будет распространяться на ограниченный перечень товаров.
Прогрессирующее сужение сферы тарифного регулирования экспорта завершается полной отменой этого инструмента. Вывозные таможенные пошлины отменены с 1 апреля 1996г. практически по всем товарам, за исключением нефти и газового конденсата. При этом отмена экспортных пошлин сопровождается увеличением внутренних налогов и сборов.











Похожие работы

    Template not found: /templates/referat/relatednews.tplTemplate not found: /templates/referat/relatednews.tplTemplate not found: /templates/referat/relatednews.tplTemplate not found: /templates/referat/relatednews.tplTemplate not found: /templates/referat/relatednews.tpl
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.